Шурупов Г.Ю. Борьба с коррупцией в России: Законодательный аспект./Учебно-методическое пособие/ Новосибирский государственный университет, Новосибирск,1999.

При поддержке Института „Открытое Общество“

Основным инструментом давления на власть со стороны теневой экономики является коррупция. Коррупцию можно рассматривать, как отклоняющееся политическое поведение, которое может квалифицироваться и как преступления, и как деяния, не преследуемые законом в силу их неурегулированности.

В качестве разновидности отклоняющегося политического поведения политическая коррупция известна с давних времен. Пожалуй, первым термин „коррупция“применительно к политике употребил еще Аристотель, определяя тиранию как коррумпированную (неправильную, „испорченную“) форму монархии. О ней писали Макиавелли, Рycco и многие другие мыслители прошлого. В XX в. из-за роста масштабов политической коррупции эта проблема приобрела особую значимость.

Западная политология определяет коррупцию как девиантное политическое поведение, выражающееся в не легитимном использовании господствующей политической элитой государственных ресурсов в целях укрепления своей власти или обогащения.

В основе политической коррупции лежит неофициальный, бесконтрольный обмен ресурсами между властными элитами и другими структурами общества. В распоряжении правящей элиты находятся следующие основные виды государственных ресурсов: символические (государственный гимн, флаг, герб и другие знаки государственной символики); властно-распорядительные и материальные (контроль за государственной экономикой, налоговая политика и др.).

Не все типы политической коррупции определяются законом как преступные деяния. Она представляет собой общественно осуждаемое поведение власть имущих, которое может включать, а может и не включать уголовно наказуемое деяние. Это видно из приведенной ниже типологии политической коррупции, предложенной К. Джибсоном и Д. Роувортом.

Нужно иметь в виду, что первые три типа коррупционных отношений могут также приобрести криминалистическую окраску в случае, если в них в какой-либо степени присутствует взятка и (или) подкуп, что является самым простым и показательным элементом коррупции.

В исследовании политической коррупции, так же как и отклоняющегося поведения в целом, выделяется несколько подходов. Так, например моралистический подход фиксирует внимание на негативной роли политической коррупции в обществе. Ее вред и опасность заключаются в подрыве доверия к системе, т.е. снижении ее легитимности, искажении целей государственной политики, возникновении нестабильности. Политическая коррупция глубоко антидемократична, так как цель ее — уничтожение соревновательности, ограничение доступа к рычагам управления и общественным благам тех слоев населения, которые не могут платить, закрепление социального неравенства. Причины коррупции представители моралистического подхода видят в пороках общества, в несовершенстве человеческой природы, низких моральных качествах субъектов коррумпированных политических отношений.

Коррупция — это:

Отклоняющееся поведение, не охватываемое уголовным законом.

  • А) политический патронаж — опека политиками избранных нижестоящих структур, создание для них наиболее благоприятных условий в обмен на личную преданность и политическую поддержку
  • Б) „покупка голосов“— осуществляется в ходе избирательных кампаний, применяется в отношении фиксированных групп избирателей (подарки, вино, другие материальные ценности);
  • В) „общественная кормушка“ (pork barrel) — букв. „бочка с салом“ (деньги и средства, выделяемые из казны местным властям для общественных нужд в целях завоевания симпатий избирателей.

Преступление.

  • Г) взятка как разовый акт (bribery);
  • Д) подкуп, „покупка политика на длительный срок“ букв. „прививка“ (graft)

Школа функционализма, разделяя многие оценки в отношении разлагающей роли коррупции, выдвигает на первый план другой аспект: каким требованиям системы удовлетворяет данный вид отклоняющегося поведения, какую роль он играет в поддержании системы как целого? Согласно выводам представителей этой школы политическая коррупция как отклоняющееся от официальных норм политическое поведение обусловлена тем, что одни лишь формальные политические отношения, закреплённые в законах и инструкциях, не могут обеспечить полнокровное функционирование системы и объективно в любом обществе дополняются неформальными. Специфическим видом этих неформальных отношений и является политическая коррупция.

Преступную политическую коррупцию нельзя объяснить только лишь моральным падением, нечестностью отдельных представителей власти, их индивидуальным поведением. Она является индикатором определенных общественных отношений, одним из проявлений связи между формальными и неформальными элементами системы.

В любом обществе всегда существует несовпадение между заложенными в законодательстве правилами поведения и негласными правилами поведения, скрытой системой правил, с помощью которых на практике разрешаются текущие политические вопросы. Это объясняется тем, что правила содержащиеся в „негласном кодексе поведения“, оказываются необходимыми для практического управления или даже оказываются стабилизирующим фактором. Установленная в государстве система права в силу заложенной в ней стабильности и защищенности от изменений в пользу коньюктурных интересов отдельных слоев и групп общества оказывается вследствие этого малоподвижной, не успевающей за реальными политическими и экономическими процессами, происходящими в обществе. Это обуславливает существование (и обладание значительной сферой влияния) негласных правил поведения, где высока вероятность возникновения коррупции. Этой сфере соответствует специфический тип социальных отношений, выраженных формулой „клиент-патрон“ (причём элементами этой формулы могут

выступать, как отдельные лица, так и группы).

Отношения „клиент — патрон“ характеризуются следующими чертами:

  • — ассиметрия в обладании властными полномочиями, в степени участия в принятии политических решений;
  • — различия в видах ресурсов, обладателями которых является патрон и клиент:
    • — властно-распорядительные возможности, общее покровительство — у патрона,
    • — материальные и финансовые средства, политическая поддержка у клиента;
  • — отношения основаны на личной солидарности;
  • — взаимоотношения и обмен ресурсами между патроном и клиентом частично носят открытый, легальный характер, но гораздо чаще они скрыты и нелегальны.

Приведенные отношения характерны для всех видов политических систем. Насколько серьезно расхождение между закрепленной системой права и негласными правилами поведения можно убедиться на следующем примере. Центральным пунктом рыночных свободных отношений является свободная конкуренция. Однако с помощью коррупции могут быть проведены такие политические решения, которые ставят отдельные экономические группы вен конкуренции, лишая возможности соревноваться с ними тех, у кого объективных предпосылок для этого больше. То же самое можно сказать и о предвыборных компаниях.

В период социальной стабильности дистанция между закреплённой системой права и негласными правилами остаётся постоянной. Иначе обстоит дело, когда общество переживает стремительные перемены. В этот момент, либо закреплённая система права коренным образом не соответствует стремительно устанавливающимся реальным отношениям, либо наскоро видоизмененная или радикально перестроенная система права оказывается в силу полного отсутствия практики правоприменения, недееспособной, как и прежнее законодательство. В силу этого проявления коррупции в этот период растут как грибы после дождя.

В жестких централизованных системах власти коррупция сосредоточена в структуре исполнительной власти. В демократических системах коррупция имеет рассеянный характер и рассредоточивается по всем ветвям власти пропорционально полномочиям, которыми обладают представители каждой ветви власти. Степень насыщения органов государственной власти коррупцией обусловлена значением трех взаимосвязанных факторов:

  • — заработок государственного чиновника;
  • — его возможности в принятии решений;
  • — эффективность пресечения коррупции.

В российском праве под словом „коррупция“ понимается преступная деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных полномочий в целях их личного обогащения.

Существующее российское законодательство не даёт чёткого ответа на вопрос, что такое Коррупция. Ни один нормативно-правовой акт Российской Федерации не содержит определения такого понятия как Коррупция. И поэтому в строгом правовом смысле Коррупции как таковой не существует, коррупция, скорее, является собирательным понятием охватывающим ряд преступлений предусмотренных главой 30. Уголовного Кодекса РФ. Это „Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления“.

Это следующие преступления:

  • — Злоупотребление должностными полномочиями.
  • — Превышение должностных полномочий.
  • — Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации.
  • — Присвоение полномочий должностного лица.
  • — Взяточничество.
  • — Незаконное участие в предпринимательской деятельности.
  • — Служебный подлог.
  • — Халатность.

Таким образом, Коррупция не является самостоятельным составом преступления, и обвинить должностное лицо в коррупции как в преступлении невозможно. Должностное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности лишь за действия, которые образуют конкретный состав приведённых выше преступлений.

Субъектом преступлений, охватываемых понятием „Коррупция“, может быть исключительно должностное лицо, определение которого содержится в УК РФ — это лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти, либо выполняющие организационно — распорядительные, административно — хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Этот список исчерпывающий, следовательно, иные граждане в том числе, занимающие должности в других структурах и в государственных органах, но не осуществляющие властные функции от имени государства и организационно-распорядительные функции в  государственных органах не могут являться субъектами указанных преступлений и, следовательно, не могут быть привлечены к ответственности по  указанным статьям. Исключение составляют случаи, прямо оговоренные в УК, так например, за дачу взятки можно привлечь к ответственности любое лицо, а вот за получение взятки — только должностное.

Коррупция как криминальное явление находится в глубинной связи с организованной преступностью. Организованная преступность не только проникает в структуры власти, но и использует их для создания более благоприятных для себя условий. Значительное распространение коррупции отражает качественно новый уровень организованной преступности, становится сегодня реальным фактором дестабилизации обстановки в  стране, угрозы дискредитации преобразовательных процессов в экономике. Все это нужно учитывать при разработке политики борьбы с коррупцией.

Кроме того, существует достаточно большое количество факторов, способствующих расширению коррупции, появлению новых форм (помимо предусмотренных в ст. 285-293 УК РФ) коррупционного поведения, опасность расширительного толкования субъекта коррупция. Поэтому необходимо применение целого комплекса правовых мер различного характера. Качественно новая концептуальная основа программы борьбы с коррупцией должна быть составной частью программы борьбы с преступностью. При этом основой этой программы должна быть целенаправленная и эффективная работа по выделению и закреплению системы ценностей, интересов и целей государства и общества, которые будут выступать интегрирующим началом государства в решении задач борьбы с организованной преступностью, оздоровлении общества в целом.

Процесс совершенствования уголовного законодательства, для повышения эффективности противодействия коррупционным проявлениям должен основываться на прочной теоретической базе с соблюдением принципов уголовной политики, с учетом социальной, экономической, криминологическской обусловленности, с учетом исторических традиций и международного опыта.

Так, например, уголовное законодательство США выделяет четыре основные формы взяточничества (собственно взяточничество — посягательство на деятельность публичной администрации, коммерческое взяточничество, взяточничество, связанное с профсоюзной деятельностью, и взяточничество в области спорта). Первая форма взяточничества, представляет из  себя, наиболее распространенную форму (предмет, характер соглашения между взяткодателем и взяткополучателем, разновидности, санкции). Коммерческое взяточничество было определено как разновидность мошенничества, одна из форм обмана в области частного бизнеса, что предопределило место нормы о нем в разделах об имущественных преступлениях.

Представляется два направления в совершенствовании законодательства о Коррупции:

  1. Совершенствование норм с собственно приведёнными выше преступлениями, связанными с коррупцией
  2. Совершенствование норм выполняющих профилактическую функцию по нейтрализации причин и условий коррупции.

В качестве организационных мер — создание специфических структур, исключение их ведомственной и административно-территориальной раздробленности, обеспечение мощной правовой защиты работников правоохранительных органов, материальная оснащенность с учетом последних достижений науки и техники.

В целях совершенствования оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства в целях повышения эффективности борьбы с коррупцией в процессе правотворчества необходимо учитывать ряд положений, имеющих принципиальное значение. Во-первых, нельзя допустить необоснованного ограничения прав и свобод граждан, а тем более их нарушения. Во-вторых, правовое регулирование должно быть системным и охватывать рассматриваемое явление в целом. В-третьих, государство и общество должны быть готовы осознанно пойти на существенные материальные затраты в деле борьбы с коррупцией.

Коррупция во многом зависит от состояния господствующих форм собственности на конкретном этапе развития. Многоукладность экономики, возможность перехода от одной к другой форме собственности с одновременным переходом ее от одного субъекта к другому, создают благоприятные условия для  развития коррупционных тенденций в сфере управления. К тому же легализация теневых экономических структур изменила соотношение различных форм собственности и, соответственно, их влияние на коррупцию. Важной проблемой, тесно связанной с коррупцией, становится „отмывание“ денег, полученных криминальным путем. Этот процесс охватывает коррумпированные чиновничьи структуры.

На современном этапе развития России необходимо обращать внимание на нейтрализацию криминогенных последствий перехода к рыночным отношениям. Примером может служить действующий порядок осуществления внешнеэкономических операций. Из-за непродуанного и противоречивого правового регулирования, нестабильности государственой политики в данной области внешнеэкономические операции сопровождаются раэнообразными злоупотреблениями. В условиях расширения слабо контролируемой преступной деятельности субъектов внешнеэкономической деятельности над ними устанавливается контроль со стороны криминальных структур, осуществляется кооперация указанного сектора теневой экономики с международным преступным элементом. Капитал, появившийся в результате перераспределения собственности, незаконно перемещается за границу. Все это осуществляется не без помощи коррумпированых должностных лиц в хозяйственном и государственном аппарате.

Законодательство, направленное на предотвращение коррупции как криминального явления, должно быть основано не только на закреплении всё более жёстких мер ответственности, но в первую очередь на чётком ограничении и невозможности государственных органов власти и их служащих осуществлять или иметь какое-либо отношение к какой-либо хозяйственной деятельности. Я имею в виду именно хозяйственную, а не конкретно предпринимательскую деятельность, так как любое отношение к хозяйственной деятельности порождает у чиновника соблазн использовать своё положение в „коммерческих“ целях.

Властная государственная и коммерческая деятельность по оказанию услуг и извлечению прибыли не могут совмещаться в одном лице, не  должны осуществляться одной организацией. Даже при максимальном контроле и отсутствии явных злоупотреблений такое совмещение двух различных видов деятельности деформирует каждую из них. В настоящее время отчетливо видно, что занятие одновременно хозяйственной деятельностью и осуществление функций государственного управления служит провоцирующим фактором, создавая благоприятные условия для злоупотребления властью и проникновения коррупции в государственный аппарат. Орган государственной власти, осуществляя присвоенную ему функцию, должен руководствоваться только государственными интересами. Никакие другие интересы и мотивы влиять на эту деятельность не должны.

Таким образом, для предотвращения коррупции в системе государственных органов власти законодательство должно руководствоваться двумя основополагающими правилами:

  1. государственные органы и органы местного самоуправления не  должны получать доход или извлекать для себя иную выгоду из осуществления властных полномочий;
  2. они также не должны осуществлять наряду с властными полномочиями какую-либо иную деятельность, направленную на извлечение для себя дохода или получение иной выгоды.

Первым нормативным актом, призванным регулировать борьбу с коррупцией в России явился УКАЗ Президента от 4 апреля 1992 г. № 361 „О  борьбе с коррупцией в системе органов государственной службы“.

Этот указ до принятия „Закона о государственной службе в РФ“ и до принятия других нормативных актов, призванных регулировать борьбу с коррупцией, несмотря на свой малый объем установил основные принципы защиты от коррупции деятельности должностных лиц властных органов государства.

Это:

  1. Запрет служащим государственного аппарата:
    • — заниматься предпринимательской деятельностью;
    • — оказывать любое не предусмотренное законом содействие физическим и юридическим лицам с использованием своего служебного положения;
    • — выполнять иную оплачиваемую работу (кроме научной, преподавательской и творческой деятельности);
    • — быть участником хозяйственных обществ и товариществ.
  2. Установление для государственных служащих обязательного представления декларации о доходах, движимом и недвижимом имуществе, вкладах в банках и ценных бумагах.

Нарушение указанных требований влечет освобождение от занимаемой должности иную ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Указ Президента России „О борьбе с коррупцией в системе государственной службы“, несмотря на свою своевременность и важность, не лишен известных дефектов (узость круга решаемых вопросов, недостаточная проработанность с точки зрения юридической техники и др.). Отсутствие проработанного механизма реализации Указа и контроля за его выполнением создает серьезные препятствия эффективному применению как самого указа, так и всего скудного законодательства по борьбе с коррупцией.

Принятые в дальнейшем государственные нормативные акты расширяют установленные этим указом правила. На сегодняшний день перечень этих документов невелик. Например, Указ Президента от 2 июля 1993 года № 981 „О загранкомандировках должностных лиц центральных федеральных органов исполнительной власти“, который запрещает поездки за границу должностных лиц и ответственных работников центральных федеральных органов исполнительной власти, а также руководителей и должностных лиц Администрации Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации за счет принимающей стороны либо за счет предприятий, учреждений, организаций и граждан.

Закон РСФСР „О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ от 22 марта 1991 г. содержит специальную норму следующего содержания: „Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации“ (п. 2 ст. 7 в редакции Закона от 21 апреля 1995 г.). Пункт 4 ст. 66 Гражданского Кодекса запрещает государственным органам и органам местного самоуправления выступать участниками хозяйственных обществ и товариществ, если иное специально не установлено законом.

До сих пор не принят Закон о коррупции, проект которого несколько раз был отклонен Президентом. Именно в этом законе дано определение качественно нового правонарушения — правонарушения, связанного с коррупцией:

Итак, правонарушение, связанное с коррупцией это — противоправное деяние, совершенное лицом, обеспечивающим исполнение полномочий государственного органа или полномочий органа местного самоуправления, либо приравненным к нему лицом, заключающееся в незаконном получении материальных благ и преимуществ с использованием своего должностного положения или статуса органа (учреждения), в котором оно замещает государственную должность Российской Федерации, государственную должность субъекта Российской Федерации, выборную муниципальную должность, должность государственной или муниципальной службы, либо статуса иных органов (учреждений).

Сложность, с которой Государственная дума сталкивается в принятии этого законодательного акта, вполне объяснима. Несмотря на всю остроту данной проблемы в России ни один закон в России, кроме Уголовного кодекса, не может устанавливать преступность деяния. Иными словами, ни один нормативный акт не может определять, какие деяния считаются преступными, а какие нет. То же можно сказать и об имущественной ответственности, которая призвана регулироваться Гражданским Кодексом. Некоторые устанавливаемые Законом нормы идут вразрез с той огромной массой законов и других нормативных актов, которые в настоящий момент и составляет существующую (не рискну сказать — действующую) систему права. К сожалению, нормы Закона, позволяющие более менее адекватно настоящему времени регулировать борьбу с коррупцией, неминуемо идут в разрез и противоречат существующему законодательству, и, следовательно, в случае принятия Закона, дестабилизируют и без того раздираемую различными интересами систему права.

Главной причиной, которой Президент мотивировал отклонение Закона, является отсутствие собственного предмета правового регулирования. Действительно давайте ответим на вопрос: Какие отношения призван регулировать этот закон? Читаем преамбулу Закона: „Настоящий Федеральный закон направлен на:

  • во-первых — формирование организационных и правовых механизмов, обеспечивающих ликвидацию причин и условий появления коррупции, на закрепление основных начал (принципов) организации, формирования и деятельности государственных органов, препятствующих возникновению коррупции,
  • а во-вторых — на выявление, предупреждение и пресечение правонарушений, связанных с коррупцией, на устранение их последствий и наказание виновных.

Таким образом, первым по порядку объектом правового регулирования выступают отношения государственной службы, но уже существует принятый в 1995 году Закон „Об основах государственной службы в Российской Федерации“, который, как видно из его преамбулы, „устанавливает правовые основы организации государственной службы Российской Федерации и основы правового положения государственных служащих Российской Федерации“.

Второе — „выявление, предупреждение и пресечение правонарушений, связанных с коррупцией, на устранение их последствий и наказание виновных“. Но эта область — сфера применения ответственности зарегламентирована в Российском законодательстве достаточно жёстко, где установление и применение каждого вида ответственности регулируется конкретными отраслями права. Так ответственность за преступления регулируется уголовным законодательством, за административные правонарушения -Кодексом об Административных Правонарушениях, дисциплинарная ответственность регулируется трудовым законодательством, а имущественная — нормами гражданского законодательства.

Таким образом, новое законодательство по борьбе с коррупцией, фундаментом которого призван быть указанный закон, не содержит и не может содержать каких-либо норм, которые бы выходили за пределы существующего законодательства. Поэтому в законе присутствует практически одна санкция за нарушение норм закона — это освобождение от должности. Закон поручает реализацию этой меры ответственности Президенту и компетентным органам. Однако и в этой небольшой части реализация Закона вызывает сомнения, поскольку вторгается в область действия других отраслей права — в основном трудового, поскольку эта отрасль права призвана регулировать вопросы увольнения от должности.

Судебная практика подтверждает такой вывод. Например, по контракту с администрацией города, являющегося областным центром, Е. работал в должности заместителя главы администрации города с 15 ноября 1991 г. Постановлением главы областной администрации он был уволен с работы по ч. 2 ст. 254 КЗоТ РФ со ссылкой на Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. „О  борьбе с коррупцией в системе государственной службы“. Е. обратился в суд, который удовлетворил иск Е. о признании незаконным постановления главы администрации области и о восстановлении на работе в прежней должности, указав на отсутствие у главы областной администрации права вмешиваться в дела органов местного самоуправления и увольнять их работников. В этом случае нормы Указа о борьбе с коррупцией вступили в противоречие с нормативным актом, обладающим большей силой — с Законом об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ, по которому глава органа исполнительной власти су

Российской Федерации не наделен полномочиями по решению кадровых вопросов органов местного самоуправления.

Кроме того, исчерпывающий перечень обстоятельств для увольнения содержится в Кодексе Законов о Труде, и в силу этого увольнение по нормам Закона о борьбе с коррупцией, без ссылки на соответствующие нормы КзоТа было бы неправомерно.

Таким образом, закон содержит параллельные правила для уже регулируемых отношений и государственной службы и применения ответственности за правонарушения, объединённые понятием коррупция. Любой нормативно-правовой акт, в том числе и указанный закон, только тогда может действовать, когда он соответствует существующей системе права. Насколько серьёзна проблема коррупции в России? Ответ на этот вопрос, на мой взгляд, и должен определить: необходимо ли „подтягивать“ всю систему российского права до уровня, достаточного для реальной борьбы с  коррупцией. В настоящее время в отсутствии единой государственной политики борьбы с коррупцией указанный закон (вернее его проект) не может существовать.

Постановлением от 22 мая 1996 г. Государственная Дума постановляет принять в первом чтении проект Федерального закона „О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в связи с принятием Федерального закона „О борьбе с коррупцией“. В изменённых Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах находят отражение нормы Закона „О борьбе с коррупцией“. Однако, в связи с отклонением Президентом Законопроекта „О  борьбе с коррупцией“ Уголовный и уголовно-процессуальный кодекс никаких изменений не претерпевают.

Отсюда можно сделать вывод, что дело не столько в указанной Президентом причине — отсутствии самостоятельного предмета правового регулирования, поскольку многие однородные отношения регулируются разнообразными по областям применения и направленности действия нормативными актами. А дело в отсутствии нормативной базы в рамках действующего законодательства, необходимой для реализации Закона о борьбе с коррупцией. Иными словами, главная причина — в отсутствии единой государственной политики борьбы с коррупцией.

Существующих названных нормативных актов, направленных на борьбу с коррупцией недостаточно. Проблема коррупции требует не фрагментарного, а кардинального решения. Указанные выше два правила, исключающие совмещение государственной властной деятельности с извлечением дохода в пользу самого органа, должны носить всеобщий характер и распространяться на всю государственную систему, на любые органы, наделенные властью. По своей сущности, это — нормы конституционные и их нахождение в Законах и других нормативных актах государственной власти должно только подтверждать их тотальное действие.

В настоящее время борьба с коррупцией ведётся на внутриведомственном уровне. Утверждаются внутриведомственные службы собственной безопасности, призванные вести борьбу с коррупцией внутри таких государственных органов как Государственная инспекция безопасности дорожного движения, Государственная налоговая служба, Государственный таможенный комитет, т.е. в тех органах, где происходит активное лоббирование интересов коммерческих и криминальных структур. Так, например, в положении „О департаменте налоговой полиции РФ“ от 11.10.93, в п.3 указано, что основными задачами департамента налоговой полиции являются:

  1. выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений;
  2. обеспечение безопасности деятельности государственных налоговых инспекций, защита их сотрудников от противоправных посягательств при исполнении служебных обязанностей;
  3. предупреждение, выявление и пресечение коррупции в налоговых органах.

Третьим правовым актом, исходящим от Президента после Указа Президента 1992 года „О борьбе с коррупцией в системе органов государственной службы“ и Указа 1993 года „О загранкомандировках должностных лиц центральных федеральных органов исполнительной власти“, было подписанное 25 января 1999 г. распоряжение о подписании Российской Федерацией разработанной в рамках Совета Европы конвенции 1998 года об уголовной ответственности за коррупцию.

Государственная Дума после бесплодных попыток протолкнуть Закон „О борьбе с коррупцией“ Постановлением от 24 апреля 1997 г. создала комиссию „По проверке фактов участия должностных лиц органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в коррупционной деятельности“. Комиссия состоит из 23 депутатов Государственной Думы. Для реализации поставленных перед ней задач Комиссия:

  1. изучает, анализирует и обобщает (в том числе с выездом на место) документы и материалы, касающиеся фактов участия должностных лиц органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в коррупционной деятельности;
  2. запрашивает и получает необходимые для ее работы материалы от Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, иных федеральных органов государственной власти, Администрации Президента Российской Федерации, а также от органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
  3. приглашает на свои заседания должностных лиц органов государственной власти, а также представителей общественных объединений и средств массовой информации;
  4. организует и проводит по результатам своей деятельности парламентские слушания;
  5. разрабатывает и вносит на рассмотрение Государственной Думы законодательные предложения;
  6. направляет материалы о работе Комиссии Президенту Российской Федерации, в Правительство Российской Федерации, а также в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и другие правоохранительные органы, судебные органы, органы государственной власти субъектов Российской Федерации для принятия необходимых мер;
  7. периодически, но не реже двух раз в год представляет на рассмотрение Государственной Думы отчет о своей деятельности.

Однако то место, которое занимает в иерархии государственной власти Российской Федерации Государственная Дума, являющаяся, по сути, законодательным органом и не наделённая практически никакими властными полномочиями, позволяющими реально влиять на подверженные коррупции государственные органы, оставляет сомнения по поводу положительного результата этой деятельности.

Совет федерации постановлением от 22 апреля 1999 г. также создаёт комиссию по изучению проблемы борьбы с коррупцией. (Поскольку работа написана автором в 1999 году, он ничего не пишет о работе этой комиссии. ИНДЕМ).

Как показывает опыт, борьба с коррупцией может принимать две формы. Первый путь — это борьба с коррупцией на уровне разовой кампании, когда ведущие государственные деятели гневно осуждают коррупцию, проводится ряд показательных уголовных процессов. Однако подобные кампании редко дают результат, поскольку компанией не охватывается вся структура действующей государственной власти и что является определяющим, остаётся незатронутой элита власти, которая и существует благодаря тем негласным правилам поведения, которые являются благоприятной почвой для разрастания новых всходов коррупции.

Второй путь — структурное реформирование механизма власти, его законодательное регулирование, в ходе которого происходит сближение „негласного кодекса“ и реформируемой разумными методами законодательной системы.

На сегодняшний день в России ни одна из этих форм борьбы с коррупции не ведётся. Видимо это объясняется тем, что коррупция захватила практически полностью всю систему высшей государственной власти, которая определяет как политическое, так и экономическое развитие Российской Федерации.


Литература:

Катаев Н.А. Сердюк Л.В. Коррупция Уфа 1995.

Кирпичников А. Коррупция и Закон в русском сознании 1996.

Водолеев Г.С. Коррупция Хроника региональной борьбы Спб. 1995.

Шабалин В.А. Политика и преступность Государство и право №4 1994г. с.43-52.

Проект закона о борьбе с коррупцией.


Нормативные акты:

Постановление Совета Федерации РФ от 4 сентября 1998 г. № 392-СФ „Об информации и.о. министра МВД РФ и директора ФСБ РФ, принимаемых мерах по укреплению законности, пресечению фактов коррупции и проникновению криминальных элементов в органы государственной власти“.

Приказ Государственного таможенного комитета от 26 апреля 1995  г. № 287 „О состоянии работы по борьбе с коррупцией, должностными преступлениями и задачах по обеспечению собственной безопасности таможенных органов РФ.

Указ Президента от 2 июля 1993 г. № 981 „О загранкомандировках должностных лиц центральных органов исполнительной власти”

Постановление Министерства труда РФ от 12 октября 1992 г. № 23 „Об утверждении положения о порядке проведения аттестации государственных служащих органов исполнительной власти“.

Указ Президента от 4 апреля 1992 г. № 361 „О борьбе с коррупцией в системе государственной службы“.

Постановление СФ ФС РФ от 22.04.99 № 189-СФ „О создании временной комиссии Совета Федерации по изучению проблемы борьбы с коррупцией“

Указ Президента от 8 апреля 1997 года № 305 „О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд“