Заключение на документ «Анализ возможных последствий принятия проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лекарственных средствах»

 

Парадоксальность документа «Анализ возможных последствий принятия проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лекарственных средствах» ставит читателя в достаточно неудобное положение. Дело в том, что неискушенный читатель после прочтения этого документа  рискует не прояснить для себя ситуацию с последствия законопроекта, а, напротив, утратить возможность её трезво оценивать. Ведь что получается. Из строчки в строчку, из страницы в страницу, авторы документа последовательно, логично и кропотливо подвергают вполне обоснованной и правильной критике почти все, подчеркну, почти все положения законопроекта. Делается это на хорошем юридическом уровне (с некоторыми несущественными фактическими ошибками, но это не важно), со знанием специфики фармацевтической отрасли.

Читатель документа узнает, что законопроект:

«противоречит сущности проводимой в настоящее время административной реформы», поскольку наделяет один орган государственной власти [Росздравнадзор] функциями по установлению предельных ценовых надбавок и контролю за их соблюдением;

«снижает уровень» принятия решений в области ценовой политики в сфере лекарственного обеспечения с правительственного до уровня Федеральной службы, подведомственной Минздравсоцразвития России, что косвенно создает предпосылки для принятия необъективных решений при установлении предельных ценовых надбавок на лекарственные средства;

вводит механизм регулирования цен, который «не учитывает объективного воздействия на ценообразование рыночных и инфляционных процессов в экономике»;

фактически перекладывает функцию принятия решения о выборе конкретного лекарственного средства от лечащего врача к сотруднику аптеки (аптечного пункта), что приводит к возможности возникновение негативных последствий при осуществлении прохождения курсов лечения некоторых пациентов.

Замечу, что это не «выдернутые из контекста цитаты». Цитирование велось  путем приведения целостных блоков текста.

Итак, пройдясь острым взглядом аналитика по всем положениям законопроекта, авторы делают парадоксальный, крайне удивительный вывод, основывающийся на каких-то законах логики, неведомых доселе: «В целом, концепция законопроекта направлена на обеспечение стабилизации и более эффективного государственного регулирования рынка лекарственных средств в Российской Федерации».

 

И это вывод делается после того, как авторы документа собственноручно написали слова «что приводит к возможности возникновение негативных последствий при осуществлении прохождения курсов лечения некоторых пациентов»! Иными словами, по мнению авторов документа, заслуживает поддержки «в целом» законопроект, который прямо угрожает жизни некоторым группам пациентов!!! Ведь понятно, что эвфемизм  «возникновение негативных последствий для пациента» в медицинской деятельности имеет совершенно четкий и понятный смысл: речь идет о негативных последствия именно для здоровья пациента, то есть для самого важного, что есть у человека. А ведь именно человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Нарушая этот святой тезис российской Конституции, законопроект вступает в прямое противоречие со статьёй второй российского Основного закона.

 

И этот вывод делается после десятка критических стрел, «вонзенных» в самые сущностные положения законопроекта! Вот уж действительно неисповедима творческая дорожка, может завести исследователя в дремучие логические дебри.

 

В то же время, разгадка подобной непоследовательности, вопиющего клинча с элементарными правила логического рассуждения достаточна проста: единственным положением законопроекта, который не был подвергнут уничтожающей критике, оказались новеллы, посвященные ограничению ввоза иностранных лекарств. То ли запал у авторов послания закончился, то ли еще по каким-то веским причинам, но ограничение импорта путем разрешения ввоза лекарств только по прямым контрактам с иностранными поставщиками было воспринято позитивно.

«Введение указанного требования к импортерам лекарственных средств, -пишут авторы,- позволит в значительной степени снизить риск ввоза на территорию страны некачественных либо контрафактных препаратов, а в случае выявления подобных инцидентов – обеспечит эффективное выявление виновных лиц (производителей некачественной продукции). Вместе с тем, следует принимать во внимание, что реализация предлагаемых мер повлечет существенное ущемление интересов мелких импортеров лекарственных средств, многие из которых, не выдержав конкуренции со стороны крупных организаций-импортеров, возможно, будут вынуждены уйти с рынка. В результате, в краткосрочной перспективе могут быть нарушены сложившиеся логистические схемы поставки лекарственных средств на российский рынок, однако, как представляется, данное негативное явление будет носить временный характер».

Тем самым, общая логика рассуждений примерно такая: ограничить импорт обязательно надо. Иначе будет нарушено святое – интересы граждан, их безопасность (тут авторы оперативно вспоминают об этом понятии). Ради этого нужно пойти на ограничение конкуренции, что неминуемо последует, и это авторы документа подробно и рассудительно расписали, так как мелкие поставщики «вынуждены будут уйти с рынка».

 

Обеспечение интересов граждан, безусловно, дело святое… Но зачем же стулья ломать???

Зачем вводить совершенно необдуманные, «топорные» механизмы, опирающиеся на использование терминов, которых не знает российская система права, российской законодательство?

Зачем предоставлять новые полномочия чиновников, да еще такие, критерии принятия решения в рамках которых в принципе не возможны. Не возможно по той простой причине, что единого представления относительно того, что есть такое прямой контракт, как его выявлять и чем он отличается от «кривого» контракта нет и авторами законопроекта не предложено.

Это свидетельствует о непродуманности законопроекта, у которого «плывет» понятийная база, не говоря уже о прочих недостатках. Это просто «сырой» законопроект, который требует либо отклонения, либо очень, очень существенное переработки.

 

Представляется гораздо более правильно направлять деньги налогоплательщиков не на разработку и протаскивание неподготовленных и коррупционно опасных запретов под видом обеспечения безопасности граждан, а на:

совершенствование правоохранительной и правоприменительной деятельности в области противодействия продаже контрафактных и не качественных лекарств (инструменты: административные регламенты соответствующих функций, стандарты услуг, использование механизмов оценки результативности);

поддержание и развитие именно «мелких поставщиков» или если выражаться  человеческим языком – малого бизнеса в сфере фармацевтической деятельности, что является официальным приоритетом российского государства уже долгое время. К сожалению, как показывает практика, пока еще остающимся декларативным.