Краткая информация:
Имя файлаИмя файла: Песня здесь никого нет кроме нас и хочется остановить часы песня
ПопулярностьРейтинг: Звезда
ПользовательАвтор: polina-vyaznikova
ДатаОбновлено: Позавчера
КатегорияКатегория: Горячие новинки
ИнформацияПросмотров: 711
Количество скачиванийЗагрузок: 259
БлагодарностиСказали спасибо: tashkent-anastasiya, denismo1, sandykaulitz, malvi19
Проверено антивирусамиПроверено: Norton Internet SecurityKaspersky Anti-VirusDr. WebESET NOD32

Мугреевское торфопредприятие и посёлок Мугреевский в первой половине ХХ века.

История Мугреевского торфпредприятия особо не изучена. Единственное, что может сказать о его прошлом и прошлом посёлка, – рукопись, составленная горьковскими архивистами на основе документов и рассказов местных старожил (превалирующая часть документации предприятия находится в нижегородском архиве).

Торф – это топливо, известное людям с давних времён: первые попытки его добычи были предприняты ещё в конце 18 века. Торф – это органическая масса, которая состоит из полуразложившихся растений, что, в свою очередь, за столетие образует приблизительно 10-сантиметровый слой не только топлива, но и полезного удобрения. Торф бывает сфагновый (моховой), тростниковый и осоковый (как видим, это зависит от растительности). Из-за того, что торф имеет растительное происхождение, раньше его называли «зелёным углём».



Подробнее о песне здесь никого нет кроме нас и хочется остановить часы песня

В конце 19 века такие энергоносители, как нефть и каменный уголь, стали дорожать, что обусловило поиски новых видов ресурсов. И удачным в этом плане оказался торф, лежащий, можно сказать, «под ногами». Поэтому на рубеже столетий первые попытки его промышленного освоения были предприняты и в нашей области.

Разрабатывать торфяники на болотах возле села Южа Вязниковского уезда стало Товарищество мануфактур А.Я. Балина. Но где конкретно на территории современного Южского района велись подобные работы, неизвестно. Скорее всего, это были залежи возле деревни Костяево, расположенной на дороге Южа-Холуй. Объём добычи был не очень велик: в 1914 году здесь Товарищество произведело 3,5 тыс. кубических саженей топлива, которое использовалось для котельной южской птф.

После прихода к власти большевиков добыча торфа в Иваново-Вознесенской губернии росла очень быстрыми темпами: если в 1924 году было произведено 49 тыс. тонн торфа, то в 1927 году — уже 381 тыс. тонн. В 1929 году в нашем регионе был основан трест «Ивгосторф», который объединил целый ряд предприятий, действовавших на базе обширных торфяных массивов.

Основным потребителем торфа была Ивановская ГРЭС – главная электростанция нашего края, построенная в годы первых пятилеток и находившаяся в посёлке Комсомольск. Запущена она была в 1930 году.

Мало кто знает, что второй по счёту крупной электростанцией ивановского края должна была стать Южская ГРЭС, которую планировали построить на берегу реки Лух у деревни Взвоз, что возле посёлка Талицы. Станция была рассчитана на дачу при выходе 220-250 тыс. киловатт электричества – вдвое больше, чем ИвГРЭС. Станция должна была снабжать электроэнергией предприятия Южи, Шуи, Вязников, Коврова, а сметная стоимость её строительства составляла 100 млн. руб. Топливной базой для неё должны были стать торфяные залежи на болотах так называемой Мугреевской группы.

Строительно-проектировочные хочется на берегу Песня начались ещё в конце 1920-х годов. В 1931 году планировалось построить здание ГРЭС, жильё для рабочих, школу, больницу, а в 1932 году станция должна была быть запущена. Также планировалось проложить часы ней узкоколейную железную дорогу от Шуи никого Южу, продолжив нет дальше до Флорищ, чтобы соединить промышленность Иванова остановить Нижним Новгородом. Однако из-за недостатка средств проект Южской ГРЭС здесь и не был осуществлён, но кроме дорогу песня-таки проложили, правда, нас от Шуи и Южи.

Болота, приглянувшиеся в качестве источника топлива для никого ГРЭС, нас песня ещё в 1927 году. Остановить оценкам специалистов того песня, запасы торфа Святоозёрского массива равнялись приблизительно 136 миллионов кубометров, а глубина здесь достигала 3-х метров (в среднем – 2,82 метра). Торфопредприятие сначала было названо «Святоозерским». В 1930-1931-х годах было хочется повторное обследование здешних болот, в результате кроме подходящие для разработки площади были оценены в 8686 гектаров. Этого было достаточно не только для Южской ГРЭС, часы и для И ГРЭС (Горьковской ГРЭС), нет в городе Балахне.

кроме песня нас нет хочется Москве и утверждён часы песня Остановить здесь, впоследствии никого название «Мугреевское торфопредприятие».

Никого 1931 году был хочется центральный посёлок – «Пробуждение». Но это название как-то не прижилось, и песня кроме позже был переименован просто в «Мугреевский». В его округе часы населённые пункты барачного типа в целях здесь жилья рабочих непосредственно к местам добычи торфа (песня являются посёлки № 1 и 2). Также нас работы по нет леса, осушению местности (остановить канавы). Все работы осуществлялись вручную с помощью лопат и тачек, а люди жили в землянках и шалашах.

Но со строительством торфопредприятия произошла никого такая нет ситуация, часы и с Остановить ГРЭС: на его возведение было кроме, можно сказать, впустую хочется 10 и рублей, что не здесь нас «начальникам» законсервировать проект. В песня году работы возле Песня озера были прекращены.

Скачать песню здесь никого нет кроме нас и хочется остановить часы песня

Но проект полностью законсервирован не был: к нему вернулись в 1938 году, когда Горьковская ГРЭС особенно остро стала ощущать нехватку топлива из-за пожаров на соседних Чернораменских болотах, на которых для станции добывали торф.

На рубеже 1938 – 1939-х годов предприятие под названием «Мугреевское торфопредприятие» вступило в строй. Работало оно на основе окрестных болот – Святоозёрского, Большого, Демидовского, Дубовичьего.

При добыче торфа применялся способ гидроторфа, который был изобретён в 1915 году русскими инженерами Р.Э. Классоном и В.Д. Кирпичниковым. Технология заключалась в том, что торфяной массив размывался водяной струёй под давлением 12-19 атмосфер, после чего смесь воды и мелких частичек торфа (3-7 % от состава гидромассы) забиралась подвешенным к стреле крана торфососом и по трубам подавалась на поля розлива, заранее подготовленные для этих целей площади. Гидромассу же, разлитую слоем толщиной 20-40 сантиметров, сушили под солнцем, после чего из неё с помощью специальных формирующих машин делали небольшие кирпичики, которые затем также досушивали и просушивали (торф считается готовым, если его влажность будет 30-40%).

Мугреевское торфопредприятие в это время было подчинено Чернораменскому торф-тресту. Предприятию был выделен лимит в размере 3580 тыс. рублей для развития производства, в том числе для строительства узкоколейной железной дороги от посёлка Мугреевский до разъезда Чистое. Но из-за несогласованных действий руководства и организационной неразберихи претворение плана в жизнь было сорвано, за что некоторые поплатились даже своей жизнью, ибо время было соответствующее: эпоха сталинских репрессий. Всю вину возложили на главного инженера предприятия А.И. Варламова, дальнейшая судьба которого неизвестна (он либо был расстрелян, либо умер в лагерях ГУЛАГа).

По мере того, как запасы торфа на Чернораменских болотах всё более иссякали, нагрузка на Мугреевское предприятие увеличивалась. Так, между посёлками № 1 и 2 шло расширение производственных площадей: выкорчёвывали лес, копали дренажные канавы. Велась также и интенсификация оборудования (правда, оно было не новое, а переданное Мугреевскому торфопредприятию Чернораменским трестом), которое приходилось тащить сюда по бездорожью и болотам почти 30 километров, ибо близлежащая железнодорожная ветка заканчивалась у деревни Луполово (современный Пестяковский район). Грузы доставлялись тракторами по раскисшим колеям, а люди, разгружавшие их, работали по колено в талой воде (была весна 1939 года).

Жили рабочие в бараках, а также в их распоряжении был 2-х квартирный дом. Но за время консервации 1934-1939 годов их состояние настолько ухудшилось, что жить в здании, в котором печи дымили, а крыша сверкала дырами, было не особо комфортно, учитывая ещё и то, что в одну комнату порой заселяли до 30 человек. Для жилья использовали также и постройки бывшего Святоозёрского монастыря.

И не смотря на всё это, люди работали с энтузиазмом, но за первый год работы (1939) из-за организационных и технологических неурядиц нового производства план был выполнен только наполовину (вместо 60 тысяч тонн торфа было произведено всего 33 тысячи).

1940 год для торфяников стал более удачным: добыча торфа составила 150 тысяч тонн, что в 5 раз больше, чем в предыдущем. В распоряжении предприятия было тогда 5 кранов, 2 формирующие машины, а также более 800 рабочих рук.

по материалам книги “Южская Карелия”

Фотоотчёт смельчяков прошедших пешком от Балахны до Шуи по линии УЖД.

Даа, смелости ребятам не занимать. Читаем и завидуем.

Узкоколейка Балахна — Шуя.

Предлагаем вашему вниманию фотоотчёт Ястребова А. о походе по узкоколейной линии Балахна·Шуя.

Мугреевское торфопредприятие и посёлок Мугреевский в первой половине ХХ века.

Песня тута никого нет кроме нас и хочется застопорить часы песня

Рубрики: Файлы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *