Общественное сознание в своих представлениях о коррупции и оценках ее масштаба как в целом, так и по отдельным секторам достаточно однородно и характеризуется поразительным единством как для выборки граждан, так и для выборки предпринимателей. Можно утверждать наверняка, что если сравнивать различные социальные недуги, которые сейчас  переносит российское общество, то коррупция, бесспорно, является самым массовым. В то же время, главная характеристика оценок коррупции — относительное спокойствие. Обе выборки отводят коррупции лишь девятое место в списке беспокоящих их проблем. Бoльшую тревогу доставляют, к примеру, такие проблемы, как «Бедность людей, низкая зарплата», «Война в Чечне», «Кризис  морали, культуры, нравственности», «Организованная преступность, бандитизм». Между тем глубинные интервью с экспертами рисуют мрачную картину. О том же говорят расчеты, характеризующие практику коррупции (об этом подробнее ниже).

Из приведенной ниже таблицы 1 мы видим, что лишь треть предпринимателей и менее половины граждан говорят о необходимости избегать коррупции. Более углубленный анализ с помощью синтетических типологий показывает, что активную антикоррупционную установку имеют лишь 13 % предпринимателей и 15 % граждан.

Таблица 1. Частоты ответов (в процентах) на вопрос: «КАК ВЫ В ПРИНЦИПЕ ОТНОСИТЕСЬ К ТОМУ, ЧТО В НАШЕЙ СТРАНЕ ДЛЯ РЕШЕНИЯ СВОИХ ПРОБЛЕМ ГРАЖДАНАМ ПРИХОДИТСЯ НЕРЕДКО ДАВАТЬ ВЗЯТКИ. КАКОЕ ИЗ ПРИВЕДЕННЫХ НИЖЕ СУЖДЕНИЙ НА ЭТОТ СЧЕТ БЛИЖЕ К ВАШЕЙ ТОЧКЕ ЗРЕНИЯ?»

Варианты ответа Граждане Предприниматели
Это необходимая часть нашей жизни, без этого ничего не сделать
11,8
14,8
Этого можно избежать, но с взятками легче делать дела
33,8
44,4
Этого нужно избегать, поскольку коррупция разлагает нас и нашу власть
46,4
33,9
Затрудняюсь ответить
8,1
6,9

Таким образом, налицо очевидный факт: оценка общественным сознанием коррупции как социальной проблемы не соответствует ни ее масштабам, ни угрозам, которые она несет. Понятно, что в таких условиях затруднена мобилизация общества, а значит — и власти, на реальное противостояние коррупции.

Установлено, что на оценку уровня коррупции влияет понимание коррупции и доверие к власти. В среднем, чем больше понимание коррупции, тем выше оценивается ее уровень в стране. Напротив, чем больше доверие к власти, тем ниже оценивается уровень коррупции.

Таблица 2. Рейтинг коррумпированности различных организаций в оценках респондентов (чем выше ранг, тем более коррумпирована данная организация в субъективных оценках респондентов)
Организация Ранги рейтинга
Предприниматели Граждане
Политические партии 28 29
Службы безопасности дорожного движения 29 28
Государственная Дума 27 27
Правоохранительные органы 26 26
Частное предпринимательство 13 25
Совет Федерации 24 24
Коммунальные службы 21 23
Администрация субъекта федерации 25 22
Местный представительный орган 20 21
Администрация муниципалитета 19 20
Нижестоящие суды 23
19
Законодательный орган субъекта федерации
18
18
Средства массовой информации
22
17
Правительство РФ
17
16
Администрация и преподаватели высших учебных заведений
14
15
Армия
15
14
Администрация Президента РФ
16
13
Высшие суды
10
12
Государственные предприятия
9
11
Государственные банки
8
10
Администрация и сотрудники поликлиник и больниц
6
9
Органы национальной безопасности
11
8
Администрация и сотрудники собесов, служб занятости, других учреждений
7
7
Правозащитные организации
5
6
Профсоюзы
12
5
Церковь, религиозные организации
4
4
Общественные организации по охране окружающей среды
3
3
Другие общественные организации
2
2
Администрация и учителя средних школ, училищ, техникумов
1
1

Приведенная выше таблица 2 свидетельствует, помимо прочего, о весьма мифологизированных представлениях респондентов о коррупции и ее структуре. В данном случае это выражается в оценке коррумпированности разных властных институтов (уровней, ветвей и т.п.), не соответствующей, как выясняется, реальному порядку вещей (об этом ниже).

Мифологизированность темы коррупции ярче всего проявляется в расхождении между оценками респондентами властных институтов и их собственной практикой. В работе показано, что когда граждане оценивают коррумпированность бытовых ситуаций, в которых они взаимодействуют с властью, их оценки высоко корреспондируются с их практикой. Установлено, в частности, что эти оценки взаимосвязаны с двумя параметрами рынков коррупционных услуг: риск коррупции (вероятность оказаться в условиях коррупционной сделки, если возникла потребность в определенной услуге от государства) и средняя величина взятки на данном рынке.

Но как только граждане и предприниматели пытаются оценивать коррумпированность властных институтов, они сразу оказываются под влиянием циркулирующих мифов, усиливаемых средствами массовой информации. Например, чем меньше граждане контактируют с институтом власти, тем большую коррумпированность они склонны ему приписывать. Это, естественно, определяется тем, что пресса больше любит писать о верхушечной коррупции, о крупных скандалах.

Суждения респондентов о коррупции свидетельствуют о некоторой раздвоенности сознания. Одно из ярких свидетельств — различия в практике инициативы при коррупционных сделках и оценках этой практики. Отвечая на вопрос о том, кто, по мнению респондентов, чаще проявляет инициативу при коррупционной сделке, граждане более чем в трети случаев приписывают инициативу чиновнику. При ответе же на вопрос о своей практике (описание последнего случая коррупционной сделки), лишь 17 % респондентов указывают на инициативу чиновника. Более того, из тех, кто при оценке обобщенного опыта приписывает инициативу чиновнику, лишь 24 % указывают, что именно так обстояло дело с ними на практике.

Отвечая на вопросы о возможных причинах коррупции, когда есть возможность выбирать между разными вариантами, респонденты осуществляют рациональный выбор, обильно указывая на институциональные причины коррупции. Но те же респонденты в несколько раз чаще указывают на то, что при Ельцине коррупция была больше, чем сейчас, во времена Путина, что расходится с практикой, и тем самым они переходят от институциональных причин к персональным.

Когда респондентам предлагается выбирать из нескольких вариантов стратегии противодействия коррупции, они также осуществляют рациональный выбор, более чем в половине случаев предлагая своим ответом бороться против причин, порождающих коррупцию. Когда же аналогичный выбор приходится делать в условиях открытого ответа, они склоняются к картельным мерам. Подобным образом, выбирая из семи возможных вариантов самооправдания гипотетического чиновника, судимого за взятку, почти треть граждан отмечают причину, связанную с низкой зарплатой. Но только 5 % готовы поддержать повышение налогов для увеличения зарплаты чиновникам, а ужесточение уголовных наказаний готовы поддержать более 80 %.

1. Исследование и его задачи
2. Основные результаты глубинных интервью
3. Оценки коррупции
4. Практика бытовой коррупции
5. Практика деловой коррупции
6. Общественный антикоррупционный потенциал
7. Некоторые рекомендации