Наш анкетный опрос и сравнение его с данными других исследований, проводившихся ранее, показывает, что интенсивность бытовой коррупции на протяжении последних двух-трех лет, как минимум, не уменьшается. В коррупцию вовлечены, по собственному признанию респондентов, не  менее половины активного населения России. Более 75 % граждан, вспоминая о последней коррупционной ситуации, в которую они попадали, признавали, что воспользовались представившейся возможностью. Из всей выборки 10 % респондентов практикуют систематическое и целенаправленное построение и использование коррупционных связей с должностными лицами с целью извлечения личной выгоды для себя, своих близких и знакомых.

В нашем исследовании респонденты указывали, при какой ситуации, при решении какой проблемы, они прибегали к взятке и сколько на  нее тратили. Это позволило рассчитать значения характеристик рынков услуг бытовой коррупции. Три из таких характеристик приведены в таблице 3.

Таблица 3. Характеристики ситуаций, в которых респонденты решают проблемы с помощью коррупции. Для каждой характеристики приведено ее значение (Х) и ранг (r) для удобства сравнения. «Риски коррупции» и «Структура» приведены в процентах, «Объем рынка» — в млн. долларов. Описание характеристики дано ниже в тексте
Ситуации (проблемы) взаимодействия граждан и органов власти
Риски коррупции
Структура
Объем рынка
X r X r X r
1 Получить бесплатную медицинскую помощь в поликлинике 22,2 11 12,5 2 183,1 5
2 Найти место в больнице для бесплатной операции или лечения серьезного заболевания 25,8 9 8,4 5 236,8 4
3 Попав в больницу, получить там бесплатную, полноценную помощь и обслуживание 27,3 7 11,8 3 182,5 6
4 Поступить в нужную школу и успешно ее окончить 13,2 15 2,1 12 70,1 8
5 Поступить в ВУЗ, перевестись из одного ВУЗа в другой 36,0 2 10,9 4 449,4 1
6 Оформить или пересчитать пенсию 11,3 16 0,6 16 0,3 16
7 Оформить право на получение социальных выплат 16,2 13 1,9 13 6,6 15
8 Решить проблемы в связи с призывом на военную службу 32,6 3 1,6 14 12,7 14
9 Получить нужную работу или обеспечить продвижение по службе 24,6 10 4,4 6 56,2 10
10 Приобрести земельный участок (для дачи или ведения своего хозяйства) и (или) оформить право на него 14,9 14 0,8 15 20,1 13
11 Получить жилплощадь и (или) оформить юридическое право на нее 28,9 5 4,0 8 123,0 7
12 Получить услуги по ремонту, эксплуатации жилья 32,2 4 4,2 7 22,7 12
13 Добиться справедливости в суде 26,2 8 3,1 9 274,5 3
14 Получить помощь и защиту в милиции 27,4 6 2,2 11 30,0 11
15 Получить регистрацию по месту жительства, паспорт или заграничный паспорт, разрешение на оружие и т.п. 19,7 12 2,5 10 65,8 9
16 Урегулировать ситуацию с автоинспекцией (получение прав, техосмотр, нарушение правил дорожного движения и т.п.) 59,3 1 14,7 1 368,4 2

Приведенные в таблице характеристики имеют следующий смысл. Риск коррупции — это оценка вероятности того, что респондент, попадая в определенную ситуацию (решая проблему), окажется в условиях коррупционной сделки. Например, если гражданину потребуется получить помощь или защиту в милиции (без учета автоинспекции), то в 27,4 % случаев он столкнется с коррупцией. Структура — это доля всех взяток, выплачиваемых гражданами на данном рынке коррупционных услуг. Например, из всего количества взяток, выплачиваемых всеми гражданами, 12,5 % попадает в поликлиники. Объем рынка — количество денег (в млн. долларов), затрачиваемых гражданами России в год на дынном рынке коррупционных услуг. Например, суды получают в год от граждан 274,5 млн. долларов.

Мы видим из данной таблицы, что автоинспекции характеризуются наибольшим риском коррупции и максимальной долей числа взяток. Наибольшие суммы ежегодно граждане направляют в здравоохранение и высшее образование. Суды, как не трудно заключить из сочетания характеристик, имеют самую высокую цену коррупционных услуг. Не случайно граждане следующим образом оценивают деятельность российских судов. С высказыванием «Многие не хотят обращаться в суд, поскольку слишком дороги неофициальные затраты» согласны 72,2 % респондентов, а с высказыванием «Многие не хотят обращаться в суд, поскольку не рассчитывают найти там справедливость» — 78,6 % респондентов. Приведенные данные, наряду с другими симптомами, подталкивают к весьма печальному выводу: судебная система России в крайне низкой степени решает свою главную задачу — защиту прав граждан.

Общие годовые затраты на взятки граждан России на всех рынках бытовой коррупции, составляют 2796 млн. долларов. Следует подчеркнуть, что наша оценка является минимальной, заведомо заниженной, как по методу расчета, так и по собранным данным (учтены не все рынки коррупции, не все виды сделок на рассматривавшихся рынках).

Нами специально изучались два наиболее важных рынка государственных услуг — здравоохранение и образование. Главные выводы, которые можно сделать из нашего анализа, состоят в следующем. В среднем обязательном образовании коррупция приводит к дискриминации населения по признакам дохода и места жительства в отношении возможности получения качественных услуг или повышения качества этих услуг. Более тяжелая ситуация сложилась в высшем образовании. В частности, альтернативы действий для респондентов, решавших в течение последних десяти лет проблемы поступления в вуз (своего или своих детей — почти 60% выборки) выглядят следующим образом:

  • 46,1 % — Поступали сами по себе, без всякой помощи
  • 30,0 % — Прибегали к репетиторам или платным курсам подготовки
  • 13,3 % — Прибегали к вознаграждению преподавателей, работников вуза для облегчения сдачи экзаменов
  • 10,6 % — Была идея поступать в вуз, но пришлось отказаться из-за отсутствия необходимых средств

Следует учитывать, что за последние годы репетиторство превратилось в завуалированную оплату поступления в вуз с бесплатным образованием. Поэтому есть основания утверждать, что не менее 20 % абитуриентов становятся студентами за взятку. Интересно, что жители небольших населенных пунктов вынуждены чаще прибегать к взяткам, чтобы компенсировать упомянутое выше вытеснение из сферы качественных услуг по получению общего обязательного образования. Важно, что 11 % граждан просто отказываются от идеи поступления в вуз. Причем эта форма вытеснения тем больше, чем ниже доход семьи.

Наш анализ показывает, что сейчас пребывание в вузе влияет на изменение отношения к коррупции, оно становится более прагматичным, коррупция становится естественным инструментом решения проблем (см. ниже). Молодые люди, вступающие во взрослую жизнь, с самого начала сталкиваются с коррупцией, привыкают с ее помощью решать свои проблемы, преодолевать препятствия, начинают считать ее естественной частью социальной среды. Законы отбора в такой среде приводят к тому, что именно прибегающие к коррупции легче достигают тактических успехов, которые в молодом возрасте легко принимаются за стратегические. В конечном итоге социальная группа, из которой будут рекрутироваться политические, экономические, военные, культурные и иные элиты, становится разносчиком и мультипликатором коррупции, укореняя ее и умножая ее негативные последствия.

Еще тяжелее ситуация с медицинским обеспечением. Из 46 % респондентов, указавших на то, что пользуются услугами обычных поликлиник, 34 % сталкивались с ситуацией необходимости дополнительных неформальных выплат в тех случаях, когда имеется дефицит этих услуг, или когда эти услуги очень низкого качества. Из этого числа несколько менее половины прибегают к неформальным выплатам, а остальные либо обходятся тем, что есть (7 % от всей выборки), либо переключаются на самолечение (12 % от всей выборки). В пересчете на взрослое население страны последние 12 % — это минимум 12 миллионов граждан, вытесняемых из сферы бесплатного амбулаторного медицинского обслуживания. Это без учета лечения детей наших респондентов. Понятное дело, что вытесняется наиболее бедная часть населения. Вытеснение увеличивается с возрастом и больше для женщин, чем для мужчин.

Масштабы коррупции в перечисленных выше сферах дают основания для следующего вывода: коррупция в судах, образовании и здравоохранении фактически тождественна массовому нарушению конституционных прав граждан.

Наше исследование затрагивало особенности поведения в коррупционной ситуации — как в случае отказа от сделки, так и в случае участия в ней. Примерно 12 % всей выборки отвечали на вопрос о причине отказа от вступления в коррупционную сделку (таблица 4).

Таблица 4. Причины отказа от участия в коррупционной сделки (в процентах, без затруднившихся ответить)
Варианты ответа Частота
Для меня это было слишком дорого 25,7
Я не знаю, как это делается, неудобно 23,7
Я принципиально не даю взяток, даже если все это делают 20,2
Мне было противно это делать 16,3

Интересно, что принципиальные причины отказа от взяток реже приводятся респондентами, для которых характерны слабое понимание коррупции и низкая оценка ее уровня в стране. Характерно, что почти половина респондентов, отказавшихся от дачи взятки в коррупционной ситуации, смогли все же решить свою проблему, не прибегая к взятке. Причем бoльшую, по сравнению с другими, способность решать свои проблемы без взяток в коррупционной ситуации продемонстрировали респонденты, обладающие системным пониманием коррупции.

Коррупционное поведение в коррупционной ситуации изучалось в исследовании во всем диапазоне — от осведомленности перед сделкой до эмоционального состояния после нее. На вопросы об этом отвечали примерно 37 % всех респондентов. Из этого числа более 60 % респондентов в той или иной мере осведомлены о «тарифах» на коррупционные услуги. Главным фактором осведомленности служит обсуждение коррупции в кругу знакомых, коллег и т.п.

Среди респондентов, вступающих в коррупционную сделку, 20 % делают это по собственной инициативе. Среди инициативных взяткодателей выделяются две группы респондентов. С одной стороны, это, конечно, те, кто активно вовлечен в коррупцию и имеет высокую установку на коррупцию. С другой стороны, это группа респондентов, для которых характерна низкая оценка уровня коррупции в стране. Есть основания предполагать, что низкая оценка уровня коррупции в некотором смысле равносильна некритичному отношению к ней, что облегчает таким респондентам вступление в коррупционные сделки по собственной инициативе. Очевидно, что обе указанные группы респондентов нередко оказываются в ситуациях, когда проблему можно решить без взятки, но они, тем не менее, проявляют инициативу. Тем самым они становятся разносчиками бациллы взяткодательства и, следовательно, коррупции.

Поучителен анализ эмоционального состояния респондентов после вступления в коррупционную сделку (таблица 5).

Таблица 5. Частоты ответов (в процентах) на вопрос «КАК БЫ ВЫ ОПИСАЛИ СВОИ ОЩУЩЕНИЯ ОТ ТОГО, ЧТО ВАМ ПРИШЛОСЬ ДАТЬ ВЗЯТКУ? Не более трех ответов». Строки расположены по мере убывания частот
Варианты ответа на вопрос Частота ответа
Ненависть к нашей государственной системе, которая ставит людей в такие обстоятельства 32,5
Ничего не чувствовал, уже привык 24,1
Ненависть ко всей коррумпированной власти 14,5
Удовлетворение тем, что удалось чиновника заставить работать на себя 12,8
Удовлетворение собой, своим умением решать свои проблемы 11,7
Унижение 11,2
Ненависть к чиновнику 11,2
Затрудняюсь ответить 8,8
Опустошенность 7,9
Стыд 7,1
Презрение к себе 3,4
Опасение, что об этом узнают мои знакомые и будут меня осуждать 2,2
Страх, что могут схватить за руку 1,4

Обращает на себя внимание лидирующее положение двух типов реакций: ненависть (прежде всего, ориентированная на институты) и равнодушие-удовлетворение. Крайне существенно, что ненависть в качестве реакции характерна для респондентов, живущих в крупных городах и мегаполисах, с высокой активностью, образованных, не доверяющих власти и обладающих высоким уровнем понимания коррупции. Тем самым, коррупция увеличивает протестный потенциал общества, независимо от политических пристрастий респондентов.

Укорененность рынка бытовой коррупции проверялась в нашем исследовании по влиянию, которое вызывала взятка на работу чиновников. Лишь 5 % процентов респондентов отмечают, что качество обслуживания, отношение чиновника к взяткодателю после взятки не улучшились. А почти в двух третях случаев респонденты указывают на значительное улучшение. При этом самым «отзывчивым» рынком коррупционных услуг является автоинспекция.

Естественно, самое главное — результативность сделки. Только 2,2 % респондентов указали, что взятка не помогла решить их проблему (5,8  % затруднились с ответом), что можно признать как очень высокий уровень «обслуживания».

В целом можно признать, что рынок услуг бытовой коррупции укоренен и исправно работает по всей территории страны.

1. Исследование и его задачи
2. Основные результаты глубинных интервью
3. Оценки коррупции
4. Практика бытовой коррупции
5. Практика деловой коррупции
6. Общественный антикоррупционный потенциал
7. Некоторые рекомендации